Слияние на БПЛ: Евгений Чигрин о соприкосновении сербской и русской поэзии

– Несмотря на историческое прошлое и политические связи, в России плохо знают сербскую литературу, кроме узких специалистов, посвятивших жизнь этой сфере. Но все же некоторые поэты и писатели Сербии и Черногории русскому миру известны – это Десанка Максимович, Мирослав Антич и еще десяток имен, – начал свою лекцию во второй день Большого международного литературного онлайн-фестиваля российский писатель, поэт, эссеист Евгений Чигрин.
Произведения Чигрина переводились на несколько языков, среди них – македонский и сербский.

– Самая известная – поэтесса Десанка Максимович, ее переводили Слуцкий, Ахмадулина, Бродский, Борис Мартынов и Ахматова. Лучшими переводами Максимович являются, конечно же, переводы Анны Ахматовой. И сама Максимович хорошо знала русскую литературу, русский язык и занималась переводами, – поделился писатель.

Евгений рассказал о сотрудничестве с поэтом Владимиром Ягличичем. В Сербии его имя известно любителям изящной словесности. Поэт, прозаик, переводчик – он столько сделал для русской литературы, сколько до него не делал никто. Чигрин состоял с Ягличичем в переписке и помогал составлять Антологию русской поэзии.

– К сожалению, Владимир Ягличич умер, не дожив до шестидесяти лет. Сгорел быстро. И наша работа пока не вышла. Но я надеюсь, что она продолжится, когда завершится война на юго-востоке. В Белграде раз в два года проводится такое значительное мероприятие – слет писателей. Международные встречи, куда приглашают балканских, французских, турецких авторов – 15-18 стран-участников. Даже экзотические: Тунис, Марокко. Все хорошо организуется и замечательно проводится. Звучит поэзия на разных языках. Предварительно печатаются сборники, чтобы представить каждого автора.

В завершении Чигрин прочитал несколько строк из стихотворения Владимира Ягличича «Мертвые»:

Они не дождутся вниманья,

Затеряны в разных местах;

И ангела нет: заблудился,

Наверное, в топком снегу.

Замерзли они в сугробах

И ссохлись на резких ветрах,

И я ничего другого

О них сказать не могу…

В Европе сейчас пишут больше верлибром, в Сербии есть еще авторы, пишущие регулярным стихом. Ягличич был таким. Мандельштам сказал, что поэзия есть сознание собственной правоты, так вот, поэзия Яглыча – как раз та самая правота, – закончил писатель.

Корреспондент журнала «Традиции & Авангард» Ольга Новикова


2021 © Большой Онлайн Проект.